О себе

Как бы мне не хотелось писать о себе, а сайту уже не за горами 10 лет, но внешние обстоятельства вынуждают это сделать. Все больше людей вовлекаются в различные мероприятия, связанные как с работой в коллективе, так и в простые дружеские отношения. При этом естественен их интерес к моим прошлым работам, для прогнозирования моей экспертности в совместной деятельности. В частности, такие вопросы возникли при создании и развитии различных объединений (СНТ, ассоциации СНТ, Совета многоквартирного дома), в которых я косвенно или непосредственно принимал или принимаю участие. Есть и другие моменты, в которых люди, по-моему, хотели бы знать обо мне и о моей работе больше. Наше, уже не молодое поколение, в основном, воспитано в духе скромности, что можно увидеть по жизни большинства пенсионеров, а это предполагает и умалчивание своих достижений в мирном труде и военной службе. Хотя в личном общении, люди с охотой делятся эпизодами из своей жизни, которые не редко бывают просто невероятными.

Итак, по существенным жизненным трудовым этапам, которые немного характеризуют то, что мне удалось сделать. Как бы резюме.

Закончил факультет радиоэлектроники по специальности электронные вычислительные машины Ленинградского ордена Ленина Политехнического институту в 1973 году. Это был замечательный факультет с прекрасными преподавателями, вырастивших хороших специалистов. А наша группа даже начала последние годы, после длительного перерыва, встречаться, заодно приглашая и однокурсников других групп.

Пока был молодым специалистом, успел освоить работу на ЭВМ М-220. Как сейчас понимаю, заслужил доверие руководства, что позволило им привлечь меня к участию в работе межведомственной комиссии и даже в подписании протоколов испытаний изделия предприятия, связанного с работами по космической тематике. По молодости это было естественно, а в более зрелом возрасте осознаешь меру своей ответственности и рискованную ответственность руководства, доверившего эту работу молодому специалисту.

Затем несколько лет работа на предприятии, занимавшемся, в частности, исследованиями в создании устройства распознавания рукописного текста. Но неожиданно руководство предложило части сотрудникам, перейти в другую организацию для работ по проекту Энергия-Буран.

Так получилось, что я попал в самое начало работ по созданию системы управления наземным комплексом заправки носителя основными криогенными компонентами. Был третьим человеком, принятым во вновь создаваемое отделение по разработке этой системы. Это было время молодости, энтузиазма и воплощения идей, которых в то время, кроме США, в мире еще не было. Это была дорога в неизведанное.

Трудно поверить, но тогда в СССР не было собственных процессоров, которые можно было бы использовать в наших разработках. Не было людей, не было опыта, но уже были ориентировочные сроки и первые технические требования к одной из самых больших в СССР системе управления. Помощи или совета брать было не у кого. А требовалось создать надежную большую систему управления из ненадежных элементов.

Это было время анализа большого числа публикаций, раздумий о структуре системе. В конкурсе структур системы, проходящем в организации, выбор выпал на предложенный мной вариант. Это вариант появился в момент озарения – эффекта, с которым я больше не встречался. В один из моментов, дома, вдруг в голове возникло объемное «видение» 3D структуры системы с разноцветными потоками циркулирующей информации. Это было что-то фантастическое. В дальнейшем, именно этот вариант и пошел. Как показало будущее, именно программное обеспечение системы, в отличие от другого предлагаемого жесткого варианта, во многом позволило успешно решить задачу, в условиях постоянно менявшейся сложнейшей технологии

Разработка усугублялась отсутствием микропроцессоров и даже более того, неизвестностью о типе предполагаемого микропроцессор для производства. Не было средств отладки. Все начиналось с программирования на ассемблере для микропроцессора Intel 8080, с использованием отладочных средств К1-10, К1-20. Хранение программ осуществлялось на перфоленте. Только через несколько лет появились накопители на гибком магнитном диске.

К себя в лабораторию удалось найти специалиста по языку С, за развитием которого следил несколько лет. Со временем этот язык стал на многие годы основным языком разработки отделения.

На этапе наладочных работ на Байконуре несколько раз выполнял роль начальника экспедиции, которая была сменяемая на время командировки. В одну из смен был приглашен/вызван :) на совещание Главных конструкторов (к счастью, сидел в приемной вместе с еще двумя десятками ответственными за свои системы, без захода на «ковер» :).

Во время работы, помимо руководством лабораторией (численностью до 23 человек) и первичного анализа поступающих технических требований на новые разработки, выполнял функции «связующего» звена между нашим программным отделением и отделением разработки технических средств, которое являлось головным в разработке системы. Связующие действия выражались в представлении нашего отделения на совещаниях, согласованиях технических требований на разработку различных технических устройств, технических заданий, драйверов, протоколов работы.

За время работы принимал в разной степени причастности к проектам по индийскому старту, старту с плавающей платформы, Токамак, Ангара.

По проекту системы управления наземным комплексом заправки Ангара, был направлен руководством на серию совещаний в другую организацию для обсуждения выбора структуры будущей системы. В итоге мне удалось защитить проект разработанный в нашей организации. Впоследствии, это привело к переходу практически полного состава нашего отделения и части технического в эту организацию, с последующей реализацией этого проекта. Здесь я был первым человеком, переведенным в новую организацию.

Помимо работы по проекту Ангара, мне была поручена работа по созданию системы контроля качества работ в МИК (монтажно-испытательном комплексе), где производилась сборка и испытания изделий перед вывозом на старт. К сожалению, разработанное мной техническое задание на эту систему не было реализовано, в связи с тяжелым финансовым положением в стране и свертыванием программы. Возможно, реализация системы, позволило бы в настоящее время существенно сократить авария при запусках с площадки на Байконуре, а возможно и в других местах.

До своего увольнения получил удовлетворение от конечных результатов работы по проекту Энергия-Буран и индийского старта.

После перехода в организацию, которая начала разрабатывать систему управления резервной дизель-электрической станцией (РДЭС) для Бушерской АЭС, модернизацией системы ЛАЭС, занимался алгоритмами работы системы управления.

А через несколько лет в последний раз перешел в организацию, занимавшейся также и системой управления РДЭС для АЭС, после которой ушел на пенсию.

Параллельно с перечисленными работами, пытался донести до власти различные предложения общественного значения. Предполагаю, что это сотни предложений, которые я направлял в различные организации. К ним относятся администрация президента, правительства, председателям партии, губернатору города, различным комиссиям. В частности, это реализованные предложения по созданию системы одного окна (МФЦ), снеготопительным камерам, аквабуса и многого-многого другого. Небольшая часть предложений выложена на сайте dobro-21.ru.

К сожалению,наиболее глобальную идею о международном энергетическом кольце, которое бы привлекло бы (по грубой прикидке на 5 лет) инвестиции на 2-2,5 триллиона долларов, до сих пор похоже не рассмотрели, а прошло уже более 10 лет.

Так же проигнорированы просьбы введения механизма благотворительного патента для изобретателей, которые, например, в пенсионном возрасте, когда уже нет ни денег, ни доступа к средствам проверки идеи, могли бы патентовать изобретения на следующих условиях

Реализующий идею (производитель) имеет право на получение от остающейся (после отчисления другим участникам процесса и государства) прибыли 50 %, из которых 50 % должен переводить на благотворительные цели. Заявитель идеи получает 2 % (1 % себе и 1 % от себя на благотворительные нужды), а после смерти его семья 0,2 % (0,1 + 0,1) от прибыли, экспериментальные центры экспертизы изобретений, которые можно было бы реализовать в Сколково и при высших учебных заведениях, получают 1 % в течение 3 лет от начала получения прибыли на свое развитие, 2 % – государство. Полученные благотворительные средства переводятся на благотворительные счета. Возможно, в связи с этим, а может и из-за моей активности, было даже приглашение из Сколково переехать к ним, но я отказался.

И в заключении о давно предлагаемой национальной идее “Сохраним Россию для потомков” #сохранимроссиюдляпотомков. К сожалению, это никого не интересует. Пробую начать снизу “От сохраним дом для потомков, через сохраним город для потомков, до сохраним Россию для потомков”

Примерно так.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code class="" title="" data-url=""> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> <pre class="" title="" data-url=""> <span class="" title="" data-url="">